Главная » Отчеты о рыбалке »

Рыбалка на Волге



Рыбалка на Волге в картинках
Навряд ли я открою вам большой секрет, если скажу, что в журнал приходит весьма много писем от читателей. И в подавляющем большинстве случаев эти письма содержат различные вопросы, касающиеся тематики общего увлечения. Ну а абсолютным лидером среди волнующих респондентов вопросов является: «Куда поехать на охоту?». Конечно же в этих письмах речь идет не о дорогих моему сердцу тропических морях, а (намного более досягаемых и желанных для среднестатистического русскоязычного охотника пресноводных водоемах.
Как правило, наши читатели более всего интересуются тем, куда можно поехать, что бы вероятность добычи трофеев была максимально высока. Причем зачастую расстояния и финансовые затраты не пугают. Соответственно мы были просто обязаны такую информацию нашим читателям предоставить. Вполне естественно, что начать цикл статей о водоемах, заведомо обладающих большими рыбными запасами и пригодных для охоты, мы решили с рассказа о дельте Волги. Тем более что мне уже доводилось охотиться в глубокой дельте, о чем я даже написал статью в наш журнал. Но тогда это был короткий локальный выезд, следовательно, и моя статья не могла претендовать на полноту информации об охоте в этом регионе. Тем не менее тема была востребована, и любыми путями нужно было добывать материал о подводной охоте в различных районах дельты.
После некоторых размышлений нам стало ясно, что как ни крути, но придется готовить экспедицию, целью которой будет обследование охотничьих угодий нескольких рыболовно-охотничьих баз, расположенных на основных банках* дельты. Начало экспедиции мы запланировали на середину сентября. Это время было выбрано потому, что, во-первых, никто из нас не охотился в дельте в сентябре и нам самим было интересно понырять именно в это время года, а во-вторых, как раз к сентябрю мы рассчитывали закончить переговоры с несколькими астраханскими рыболовно-охотничьими базами, начатые нами во время ежегодной выставки «Рыболовный и Охотничий Рай». Надо заметить, что наша идея нашла живейшее взаимопонимание у руководства нескольких баз, заинтересованных в продвижении своих сервисов среди подводных охотников. На самом деле проблематика организации выездов для подводных охотников весьма не проста.
Рыбалка на Волге в картинках
Такой вид организованного досуга, как подводная охота, выдвигает довольно высокие требования для принимающей стороны. То есть для того что бы база могла успешно принимать такую требовательную категорию, как подводные охотники, на этой базе либо должны предварительно побывать и описать увиденное достаточно опытные подводные охотники, способные в течение короткого времени корректно оценить и описать все параметры данного региона, или же среди сотрудников базы должны быть люди, способные общаться с нами на одном языке, то есть тоже подводные охотники. Дело в том, что такой регион, как дельта Волги, по определению обладает поистине неисчислимыми рыбными запасами, но вместе с тем целый ряд параметров способны либо испортить все впечатление от поездки, либо сделать охоту поистине незабываемой.
Но разведать и описать все это нам предстояло уже на месте. А пока мы в тесном сотрудничестве с принимающей стороной приступили к разработке маршрута. За одну неделю мы должны были обследовать приличный кусок нижней дельты, останавливаясь на базах, руководство которых рискнуло принять участие в проекте. Изначально мы планировали за неделю посетить шесть баз, но затем по самым различным обстоятельствам получилось, что нас готовы принять только четыре базы. Но, как выяснилось впоследствии, этого было более чем достаточно, а уж обследовать за одну неделю на предмет пригодности к подводной охоте угодья шести баз было бы и вовсе нереально. Заранее хочу выразить свою благодарность руководству баз «Роема», «Жемчужина», «Тинтур» и «Водный Мир» за то, что они нашли возможность поддержать наш проект, принять нас у себя и предоставить нам лодки со знающими егерями. Особую благодарность я хочу выразить директору базы «Роема» Алексею Максимову за ту энергию, которую он приложил к организации нашей поездки на месте и то гостеприимство, с которым нас принимали на его базе.
Рыбалка на Волге в картинках
Наконец-то закончены все организационные хлопоты, и наша маленькая группа в составе меня (Олега Гаврилина, руководителя видеопроекта «Nomad production) и Георгия Здановского (редактора нашего журнала) прибывает в аэропорт «Домодедово». Только войдя в зал вылета, мы по обилию людей с тубусами для спиннингов безошибочно определяем, у какой именно стойки проходит оформление билетов на астраханский рейс. Быстрая регистрация, ритуальные сто граммов, взлет, недолгий перелет, и вот мы уже любуемся, как за иллюминатором до самого горизонта тянется совершенно фантастическое хитросплетение воды и небольших участков суши, более известное нам как дельта.
Посадка и получение багажа не запомнились нам ничем особенным кроме весьма недоброжелательных взглядов, которые бросала на наши с Георгием фирменные майки с логотипом журнала «Мир Подводной Охоты» летевшая с нами в одном самолете и изрядно подвыпившая компания в бейсболках с надписью «Рыболов-Elit». Но, как водится, дальше взглядов дело не зашло, и мы, загрузившись в предоставленный базой «Роема» микроавтобус, выдвигаемся на место встречи с катером, который и доставит нас непосредственно на базу. Хочу заметить, что подавляющее большинство астраханских баз, а уж базы, расположенные в нижней дельте и подавно, представляют собой пришвартованные к крошечным островкам плавучие дебаркадеры, на которых и приходится проживать рыбакам и охотникам. Причем проживать в весьма комфортабельных условиях, так как все номера на базах оборудованы такими атрибутами цивилизованного отдыха, как кондиционеры и спутниковое телевидение, не говоря уже о душевых кабинах и прочих бытовых удобствах. Но поскольку ехали мы сюда не за бытовыми удобствами, а совсем за другим, мы, не отвлекаясь на все эти мелочи, готовим снаряжение к завтрашней охоте и тщательнейшим образом расспрашиваем нашего егеря по имени Ринат, которого нам отрекомендовали как подводного охотника, прекрасно знакомого с местными условиями.
Первые несколько минут разговора показывают нам, что Ренат действительно «в теме» и нам очень повезло, что на этой базе имеется ныряющий егерь. Также, выяснилось, что мы совсем чуть-чуть опоздали к хорошей погоде и, по всей видимости, сейчас рыбы не так много, как буквально два дня назад. По словам Рената, все дело в том, что дувший всю последнюю неделю ветер «моряна» два дня назад сменился ветром под названием «верховый». Соответственно, если дующий со стороны моря «моряна» нагоняет в дельту воду и рыбу, то дующий со стороны верховий оеки в сторону моря «верховый» ветер в свою очередь выгоняет воду из дельты тем самым, приводя порою к значительному снижению уровня воды и выгоняя рыбу из дельты в опресненные участки моря. Заверив Рената, что нас это не пугает, мы(оговариваемся, во сколько утром пойдем в воду, и идем к себе в номер.
Рыбалка на Волге в картинках
На следующее утро мы с комфортом облачаемся в гидрокостюмы прямо в душевой нашего номера , грузимся в небольшую снаряженную пятнадцатисильным двигателем Yamaha лодку и в сопровождении Рината идем в сторону моря. Так как «Роема» является самой близкорасположенной к морю базой во всей дельте, то идти нам до моря остается всего километров 12-15, но нам туда не надо. И мы ведомые Ринатом, по одному ему известным признакам сворачиваем из основной протоки «банка» в малозаметную «жилку» и проскочив пару «двориков», оказываемся в еще одной протоке, от которой в сторону отходят еще несколько совсем маленьких проток – жилок.
Возле одной «жилки» мы останавливаемся, и, Ринат говорит нам, что в этой самой «жилке» довольно-таки приличная прозрачность, а рыба должна быть и в самой «жилке» и в «дворике» которым эта жилка заканчивается. Мы с Георгием договариваемся, кто по какой стороне жилки поплывет, и падаем в воду. В самой протоке видимость не превышает два метра, но в жилке прозрачность значительно выше, так как вода фильтруется стеной камыша и лотоса. Ширина жилки метров пять-шесть, глубина порядка полутора – двух метров. Светит солнце, под нами светлое дно, заросшее травой, рядом со стеной камыша и светлым песчаным руслом посередине. По самому краю жилки, прижавшись к камышу на поверхности воды, плавают всякие растительные остатки, образуя своеобразные крыши с густой тенью. Я начинаю нырять и потихоньку обследовать края этой мини-протоки. При каждом нырке разбегаются в стороны стайки маленьких окуньков и совсем уж крохотных то ли плотвичек, то ли красноперок. Ничего достойного выстрела пока не видно. В очередной раз ныряю и ложусь на дно головой против слабого течения.
Спустя секунд 15 начинает появляться рыба. Первыми появляются любопытные маленькие окуньки, потом красноперки. С каждой секундой, которую я провожу на дне, в пределах досягаемости появляется все больше и больше рыбы. Причем появляются все более крупные экземпляры. Вот уже замелькали красноперки граммов по триста – четыреста. Еще десять секунд, и вот прямо на меня выходит стайка из пяти или шести окуней. Самый маленький из этой стаи явно больше килограмма. Под водой крупные окуни выглядят впечатляюще. Высокие мощные горбы, расправленные шипастые плавники и черные широкие полосы. Ничего общего эти хищники не имеют с веселыми окуньками, стайки которых только что кружились вокруг меня. Я медленно навожу свое ружье на самого крупного и веду стволом, сопровождая цель. Окуни совсем уж близко не подходят, но дистанция вполне убойная.
Я выжидаю, когда окунь подойдет еще ближе, и жму на спуск. Резкий щелчок пневмата, и гарпун летит вперед. Летит и, ничего не встретив на своем пути, втыкается в песок. Промах. Немного расстроенный я, не всплывая, за линь подтягиваюсь к гарпуну и вытаскиваю его из песка, попутно оглядывая окрестности. И в тот момент когда я, слегка оттолкнувшись ластами, начинаю всплывать, я вижу, как из-под прибившейся к камышу крыши появляется и неторопливо проплывает мимо меня щука килограмма на полтора-два. Я провожаю ее взглядом и одновременно заряжаю свое ружье, стараясь действовать как можно тише. Даже не намотав гарпун-линь на линесбрасыватель, я разворачиваюсь и несколькими взмахами ласт догоняю щуку. Немного проплыв по открытой воде, щука опять уходит под крышу. Вот она уже на расстоянии полутора метров от меня. Я прицеливаюсь и стреляю. Опять промах. Видимо, надо менять ружье.
Раз уж позволяет видимость и рельеф, то почему бы не использовать намного более точный арбалет. Поскольку Ринат следует за нами, беззвучно подталкивая лодку шестом, я быстро подплываю к лодке и, отдав ему пневмат, беру свой любимый арбалет OMER MB 2000 – 71. Теперь я уже знаю, как результативно охотиться в этой протоке, и начинаю чередовать нырки и залежки с активным поиском под крышами. В результате к тому моменту, когда «жилка» заканчивается и мы оказываемся в достаточно большом, со всех сторон окруженном стеной камыша «дворе», у меня на кукане болтается несколько щук от килограмма до двух килограммов весом каждая и парочка окуней килограмма по полтора. Вся рыба была добыта именно так, как я и описывал выше.
Окуня я брал в основном после залежек секунд в тридцать-сорок. По всей видимости, при нырке окуни все-таки чувствовали мое движение, пугались и уходили вверх по течению, но потом, успокоившись, скатывались по течению вниз и натыкались на меня. Щука же стояла под плавучими крышами в самых различных позах. Некоторые особи стояли на хвосте головой вверх, некоторые головой вниз, а некоторые висели в воде, прижавшись спинами к травяным навесам. Соответственно поиск щуки я вел, ныряя и проплывая на боку вдоль кромки камыша, направив ружье слегка вверх и тщательно изучая каждую крышу, стараясь к ней особенно не приближаться, чтобы не пугать рыбу, которая, возможно, все еще оставалась мною не замечена. Увидев щуку, выстрел нужно было производить незамедлительно, так как при небольшом промедлении щука срывалась с места и безвозвратно скрывалась в траве. «Дворик», в котором мы оказались,выйдя из протоки, встретил нас полуметровой глубиной, заросшим травой дном и стадами красноперки и гибридного карася – «буффало».
В некоторых местах трава поднималась до самой поверхности, и, что бы попасть в место с открытой водой, нам приходилось буквально ползти по траве. Надо ли говорить что все это нам быстро наскучило и мы, не сделав ни единого выстрела, так как ни красноперка, ни караси уже давно не являлись для нас интересными трофеями, подплыли к лодке и полезли на борт. Я задержался еще минут на пять, чтобы, по совету Рината, проверить несколько небольших участков площадью буквально три – четыре квадратных метра каждый. Ринат сказал мне, что частенько именно в таких вот «микро двориках» ему доводилось стрелять очень приличных сазанов. Но в этот раз сазанов там не оказалось, и мы пошли в другое место. Место, в которое мы прибыли, представляло впадение небольшой протоки в большую.
Ринат посоветовал нам проверить устье малой протоки и двигаться по ней вверх по течению. Эта протока значительно шире и, как выясняется после первых нырков, и значительно глубже. В месте слияния ширина малой протоки составляет метров 12 – 15, а средняя глубина превышает 4 метра. Так же есть пара ям метров в шесть глубиной. Георгий быстро уплывает вверх по протоке, а я остаюсь в месте слияния двух проток и начинаю методично обныривать акваторию в поисках мест поглубже и перспективных, с точки зрения сазана и сома, закоряженных участков. Удивительно прозрачная для дельты вода, солнечная теплая погода, интересное дно, на котором в течение одного нырка могут встретиться самые различные рельефы, большое количество некрупной рыбы.
Я настолько увлекаюсь нырялкой, что даже не сразу замечаю, что теперь вокруг меня ходят окуни, которых «некрупными» точно уж ни как не назвать. Рядом с камышовым островком лежит небольшая коряжка, и вокруг нее ходит несколько окуней изрядно больше килограмма весом. Я быстро выцеливаю самого ближнего, и вот он уже бьется на гарпуне. Я всплываю и быстро пересаживаю окуня с гарпуна на кукан, слегка подрабатывая ластами, чтобы оставаться на месте. Следующий нырок, и я только успеваю заметить, как та же самая стая срывается с места и скрывается в камыше.
Я ложусь на дно метрах в полутора от коряжки и лежу, ожидая пока окуни вернутся. Как я и ожидал, окуни появляются секунд через тридцать. Я остаюсь на месте, наблюдая, как окуни кружат, и ожидаю, пока они подойдут на расстояние уверенного выстрела, но вдруг замечаю, как из-под коряжки появляется еще один окунь. Только этот окунь какой-то странноватый. У него слишком вытянутые тело и голова и чересчур много полосок. Еще через несколько секунд я понимаю, что это не окунь, а небольшой судак где-то граммов в семьсот весом. Судака я здесь увидеть почему-то не ожидал, видимо, виной этому обилие щуки, а мне почему-то всегда казалось, что там где много щуки, практически нет судака, и встреча с этим клыкасто-полосатым хищником приятная неожиданность.
Я отрываюсь от дна и приближаюсь к коряжке. Окуни и судак срываются с места, но я все равно начинаю ее тщательнейшим образом исследовать и нахожу еще одного маленького судака, приткнувшегося между песчаным дном и куском ветки. Стало быть, судак здесь есть и в немалых количествах. Надо его только поискать. Алгоритм поиска примерно ясен. Еще через несколько нырков я нахожу корягу побольше. На первый взгляд в ней нет ничего достойного выстрела, но я все равно продолжаю ее исследовать. И вот где то на третьем нырке я все-таки обнаруживаю килограммового судака, который стоит на самом дне, прижавшись боком к корневищу.
Довольно-таки яркая окраска судака настолько точно совпадает с окраской дна в этом месте что, отплыв на полметра, я практически перестаю его видеть и, если бы не расправленный шипастый спинной плавник, я, возможно, совсем потерял бы его из виду. Я стреляю чуть ниже плавника, и вот судак бьется у меня на гарпуне. Начало положено. Я продолжаю обны-ривать корягу и уже не обращаю внимания на крупных окуней. Теперь меня интересуют судаки. Еще через пару нырков мне удается увидеть фрагмент спины судака, который опять-таки лежит на дне, буквально закопавшись в кучу обломков маленьких веточек, которые течением подбило к коряге. Судя по размеру плавника, в этом чуть больше килограмма. Я аккуратно выцеливаю то место, где, по моим прикидкам, должна находиться голова, и стреляю. Подо мной маленький взрыв, и на виду появляется судак, которому я попал как раз за жаберную крышку. И тут же вижу как из-под меня рывком уходит еще один судак, как водится, гораздо крупнее только что подстреленного мною.
Я даже примерно не могу себе представить, где он мог спрятаться в относительно небольшой коряге, которую я только что исследовал вдоль и поперек. И почему он не ушел после первых двух выстрелов и моей возни с рыбой, а соизволил сменить место жительства только сейчас. Все-таки рыбы загадочные существа. Тем не менее охота продолжается. Я начинаю поиски других интересных мест. Хороших окуней теперь вижу практически на каждом нырке, но я теперь переключился на другой вид охоты и не жду в залежке, пока осторожные окуни подойдут ко мне на расстояние выстрела, а веду активный поиск по дну. В результате я беру еще одного килограммового судака, притулившегося боком к лежащему на дне стволу небольшого деревца. Во время очередного нырка я нахожу еще одну небольшую коряжку и вижу метрах в четырех от себя на границе видимости большое нагромождение сучьев и веток. Сначала я решаю проверить ту коряжку, которая ближе.
Я, еле шевеля ластами, подплываю к ней и застываю рядом, производя первичный визуальный осмотр места. И в тот момент, когда я уже собираюсь продолжить движение, чтобы осмотреть коряжку более тщательно, краем глаза замечаю какое-то движение сбоку и чуть выше себя. Медленно поворачиваю голову и вижу, как метром выше и двумя метрами правее в полводы мимо меня медленно проплывает приличный сазан. Моментально забыв про все, я как можно медленнее разворачиваюсь и начинаю двигаться в сторону сазана, одновременно вытягивая руку с ружьем вперед. Но хитрый сазан чувствует мое движение и быстро уходит в направлении замеченной мною кучи веток. Всплыв и отдышавшись, я устремляюсь в направлении замеченного мною укрытия. Нырнув, замираю в метре от своей цели и потом начинаю со всей возможной осторожностью приближаться к куче веток.
При ближайшем рассмотрении выясняется, что ветки и сучья сгруппированы вокруг приличных размеров разлапистой коряги. Подхожу к коряге, скользя над самым дном, и, прежде чем залезать внутрь коряги, начинаю визуальный осмотр. И буквально сразу же вижу сазана килограммов на шесть, которые стоит в ветках чуть выше меня. Точнее, я вижу только хвост и часть брюха, так как все остальное скрыто ветками, но для прицеливания этого вполне достаточно, и стреляю. Итак, первый сазан есть. Прихватив рыбу с гарпуном, всплываю, стараясь поменьше шевелиться, чтобы не пугать рыбу, которая наверняка еще осталась в этой коряге. Всплыв, едва не натыкаюсь на лодку. Ринат, который, отталкиваясь шестом, совершенно беззвучно приблизился ко мне, с интересом наблюдает за моей возней с сазаном.
Воспользовавшись случаем, я передаю ему кукан с рыбой, который начал мне уже изрядно мешать, и интересуюсь, знал ли он об этой коряге. Ренат отвечает, что в принципе он сам не прочь понырять и погонять сазанов в этом самом месте и именно поэтому он нас сюда и привез, но данная конкретная коряга ему не известна. Дело в том, что небольшие не вросшие в дно коряги имеют тенденцию перемещаться по дну, находясь под воздействием течений, которые, кстати, могут достигать весьма приличной силы, особенно в моменты паводкового сброса воды на Волгоградской ГЭС. Я выражаю искреннюю надежду, что эта коряга уже достаточно укрепилась и будет пребывать на этом самом месте к моменту моего следующего приезда в дельту.
Освободившись от кукана , продолжаю нырять. Еще через несколько нырков я заканчиваю исследование периметра коряги и начинаю залезать в нее поглубже. И буквально сразу же вижу двух практически одинаковых сазанов, которые неподвижно стоят, зарывшись головами в ветки и прижавшись боками друг к другу. Я начинаю медленно смещаться чуть в сторону, чтобы попробовать развернуть свой вдруг ставший громоздким арбалет таким образом, чтобы взять обоих сазанов одним выстрелом. В процессе этих телодвижений я всячески корю себя за то, что не взял на первую разведочную охоту бокс с видеокамерой. Вот это были бы кадры. Они наверняка украсили бы наш видеофильм о пресноводной подводной охоте, материалы для которого мы накапливаем уже достаточно долгое время. Видимо, отвлекшись на эти размышления, я двигаюсь чуть резче, чем следовало бы, и оба сазана, почуяв неладное, приходят в движение.
Я стреляю вдогонку, и еще один сазан килограммов в семь весом бьется у меня на гарпуне. Сразу же вытащить сазана, который успел уйти в корягу, мне не удается, и я всплываю, одновременно распуская катушку. Отдышавшись, я опять ныряю, и перебирая руками гарпун-линь, нахожу своего сазана, забившегося в глубь коряги. Я начинаю выпутывать сазана из мешанины сучьев и, опустив глаза, вижу, как у самого дна среди сучьев ходят несколько хороших судаков. Подняв сазана и передав его в лодку , быстро перезаряжаю ружье и опять ныряю в то же самое место. Протиснувшись поближе ко дну, вижу спину судака и сразу же стреляю. Мой гарпун пробивает судака сразу за головой и глубоко врезается в развилку толстого сука. Я, пытаясь вытащить гарпун, прихватываю его возле самого наконечника и начинаю раскачивать. Но тут понимаю, что буквально в нескольких сантиметрах от моей руки торчит спина крупного сазана.
Рыча от бессилия, продолжаю тянуть на себя гарпун, но крепко засевший в дереве наконечник и не думает выходить. Я ныряю несколько раз и на каждом нырке вижу сазана, который и не думает уходить с места несмотря на возню и шум, которые я произвожу. Во время очередного нырка, совсем потеряв голову от этого бредового зрелища, хватаю сазана обеими руками. Как и следовало ожидать, сазан одним движением выворачивается из моих рук и скрывается в облаке мути, напоследок весьма ощутимо ударив меня хвостом по маске. Конечно же на следующем нырке я совершенно без усилий вытаскиваю гарпун со злосчастным судаком из сука, но сазана уже нет. Последующие нырки к этой коряге показывают, что вся сохранившая остатки рассудка рыба не выдержала моей шумовой атаки и ушла в место поспокойнее. Килограммовые окуни и буффало, в изобилии плавающие рядом, меня не привлекают, и я, ругаясь в маску, отхожу от этой коряги и начинаю поиск новых мест. Тем не менее коряжка показала себя с лучшей стороны.
Ведь я взял на ней двух сазанов и одного приличного судака, а мог взять еще больше. Ведь я только сейчас вспомнил, что у меня в лодке было еще одно ружье и мне ничто не мешало взять ушедшего сазана выстрелом из пневмата вместо того, чтобы пытаться схватить его руками. Проверив остальные ранее не исследованные участки дна, выясняю, что неисследованных коряг и ям больше не осталось и надо либо переходить в другое место, либо менять тактику. Поскольку переходить в другое место совершенно не хочется, я, начинаю плавать по поверхности, исследуя края протоки и изредка неглубоко подныривая, чтобы исследовать крыши из веток и тростника. Ничего интересного, увы, не нахожу. Небольшие щучки и окуни не в счет. Проплывая мимо очередной крыши , по привычке заглядываю под нее и, ничего интересного не обнаружив, уже собираюсь плыть дальше, как вдруг замечаю какое-то движение. Я останавливаюсь и, чуть поднырнув, начинаю рассматривать крышу снизу.
Сначала ничего не вижу, но потом глаза привыкают к темноте, и я начинаю видеть, как под самой крышей, на глубине сантиметров в десять, извивается некий предмет длиной в полметра. Еще через несколько секунд , начинаю видеть как «извивающийся предмет» продолжается чуть более светлым брюхом и круглой головой со свисающими усами. Это небольшой сом весом килограммов в семь, который спокойно висит в воде, прижавшись спиной к крыше. К сожалению, взять этого сома мне не удалось, так как я не рассчитывал на охоту на таких сверхмалых глубинах и мне, чтобы удержаться на глубине и не врезаться спиной и головой в крышу под которой и укрылся сом, пришлось выпустить из легких немного воздуха. Напуганный неожиданным шумом пузырей, сом сорвался с места, и мой запоздалый выстрел был безуспешен. Теперь я начинаю намного более тщательно изучать края протоки.
Через несколько минут обнаруживаю сома, который висит под крышей, спрятавшись между двумя большими, обросшими водорослями, плавающими сучьями. Сома выдает только свисающий и слегка извивающийся хвост. В этот раз я намного более внимателен и успеваю выстрелить, пока сом еще не начал двигаться. После выстрела вода буквально вскипает и в стороны летят куски плавучего мусора, из которого и состояла крыша. Я с усилием тяну к себе вибрирующий гарпун, но вдруг напряжение исчезает, и гарпун идет ко мне совершенно свободно. Сход. Очевидно, сом все-таки смог упереться торчащим гарпуном во что-то твердое и, получив точку опоры, смог вырвать гарпун из себя и уйти. Обидно, что упущен неплохой трофей, и жалко подранка. Тем временем возвращается увешанный щуками Георгий, и мы, решив, что на сегодня достаточно, залезаем в лодку. Осмотр трофеев показывает-день прошел более чем неплохо и на ужин для себя, и всех прочих гостей базы мы рыбы настреляли.Георгий, сидя в лодке очень горестно сокрушается по поводу ушедшего от него карася совершенно фантастических размеров, минимум килограммов на 6-8.
Карась, как и говорил Ринат, стоял внутри небольшого участочка открытой воды, со всех сторон окруженного водной растительностью, занимавшей весь объем воды от дна до поверхности. Придя на базу, мы быстро приводим себя в порядок и идем обедать. На обед у нас сегодня борщ, котлеты из сазана с картошкой и пирог из осетрины. Тут надо заметить, что основу обязательного трехразового питания на всех базах составляют рыбные блюда, но повара знают такое большое количество рецептов и свежая рыба настолько вкусна, что самый привередливый гурман будет доволен многообразием и качеством подаваемых блюд, даже если проведет на базе неделю. Закончив обед, мы приступаем к подготовке к завтрашней охоте. Я в очередной раз проверяю работоспособность своего подводного видеооборудования и размышляю, каким бы образом мне прикрепить бокс с камерой непосредственно к ружью, чтобы завтра поснимать выстрелы по рыбе для нашего фильма.
Такой способ съемки я подсмотрел в одном из фильмов французского видеооператора Мишеля Ребуля, и мне самому давно хотелось попробовать поснимать таким образом. С полчаса промучавшись со всякими скобами и хомутами, я останавливаюсь на том, что просто приматываю бокс с камерой к своему арбалету несколькими слоями скотча. Завершив сборы, мы выходим на воздух, чтобы полюбоваться прекрасной природой дельты и потому, что Георгий, не до конца изживший в себе атавизмы спиннингиста, хочет половить прямо с дебаркадера. Едва выйдя наружу, мы становимся свидетелями прибытия еще одной лодки с гостями базы. Ребята вылезают из лодки и на мгновение застывают пораженные количеством и размерами рыбы, которую нам удалось добыть. Их улов значительно скромнее.
Мы начинаем знакомиться и неожиданно узнаем среди наших соседей людей, которые вместе с нами стояли в очереди на регистрацию авиабилетов и багажа в аэропорту «Домодедово». Поинтересовавшись, почему это парни задержались на сутки, мы в ответ слышим удивительную историю. Оказывается, их не пустили в самолет «Астраханских авиалиний» уже после того, как они сдали багаж и прошли регистрацию. Представитель авиакомпании господин X мотивировал это тем, что они пришли на посадку на две минуты позже чем положено. Я лично вообще не понимаю, как самолет может улететь без зарегистрированных пассажиров, которые уже сдали багаж, прошли все необходимые процедуры и находятся в закрытой зоне вылета. Это для меня тем более удивительно, что я, во-первых, совершенно точно помню, что в самолете, в котором мы летели в Астрахань, не было свободных мест (а должно было быть как минимум три свободных места по числу наших новых соседей).
Видимо, по старой русской традиции господин представитель уважаемой авиакомпани1 сделал свой маленький бизнес, а нашим землякам просто не повезло. Так что, если кто из читателей нашего журнала решит посетить Астрахань, воспользовавшись услугами авиакомпании «Астрахански авиалинии», ему нужно быть максимально внимательным и ни в коем случае не дать бдительным сотрудникам шанса не пустить себя в самолет. Ребята даже не смогли вернуть билеты, и им пришлось в спешном порядке брать билеты на следующий рейс, чтобы все-таки попасть к месту рыбалки. Перезнакомившись, мы по традиции идем выпить за знакомство, за рыбалку и так далее. Дальнейшее описание наших дружеских посиделок, плавно перешедших во вкуснейший ужин, я опущу.
На следующий день в десять утра мы грузимся в лодку и идем к новым местам охоты. Так же, как и вчера, сначала мы идем вдоль глубокой протоки, которая называется «Тишковский банк», а потом сворачиваем на раскаты. Лодка скользит по огромной водной глади, изредка прерываемой камышовыми островками, которые называются «колки». Глубина на раскатах редко когда превышает один метр, и прозрачность воды навскидку превышает два с половиной метра. Если встать на лодке в полный рост, то становится видно, ка напуганные шумом мотора рассыпаются в стороны стаи крупных окуней и карасей.
Периодически мимо проскакивают кучки небольших сазанов, килограммов до пяти весом, и мелькают стремительные силуэты щук. Заметив, что из воды торчат двухметровые палки, выстроенные по несколько штук в ряд, мы интересуемся у Рината, что это такое. Оказывается, это стоят колхозные «секрета’». Это рыболовная снасть, представляющая собой систему соединенных в единое целое конических сеток, более известных у нас в средней полосе как «верша» или «вентирь». Мы решаем немного поснимать, как все это выглядит из-под воды, и я иду в воду с видеокамерой, чтобы на месте оценить, какая рыба тут водится. Плавать на нце освещает все до последней травинки. Рядом проносятся стайки красноперки и окуней. Мелькают щуки. Вот и первый секрет.
Через сетку прекрасно видно, как внутри бьются несколько крупных щук, окуни , красноперки и парочка непонятно как здесь оказавшихся судачков. А это что за крупные необычные рыбы бьются внутри, раскачивая деревянно-веревочную конструкцию? Это лини. Причем огромные, я таких не то что не видел, но даже и не знал, что такие бывают. Некоторые экземпляры явно превышают три килограмма. Здешний линь весьма сильно отличается по окраске от привычного нам подмосковного линя. Линь из дельты имеет очень интересную серебристо-серую окраску с фиолетовым отливом. Это очень красивая и сильная рыба. Взяв себе на заметку, что надо бы такого застрелить, я заканчиваю съемку и выхожу из воды в лодку. Мы еще некоторое время идем по раскатам, любуясь стаями птиц, поднимающихся на крыло при нашем появлении.
Потом мы упираемся в стену камыша и сворачиваем в небольшую протоку – жилку, которая и выводит нас в значительно более глубокую и широкую протоку, в которой нам и предстоит охотиться. Визуально вода здесь не такая прозрачная, как во вчерашнем месте, но эта протока имеет один настоящий земляной берег, что в общем-то редкость в здешних местах, и рядом с этим берегом мы видим большое количество упавших в воду деревьев, которые наверняка образуют и закоряжен-ные участки на дне, и большие плавучие крыши, что весьма перспективно с точки зрения охоты на сазана и сома. Мы немного проходим по протоке вверх по течению и падаем в воду. Прозрачность порядка двух метров, но яркое солнце позволяет рассмотреть все что нужно. Я подплываю к ближайшей коряге, включаю прикрепленную к ружью камеру и ныряю.
Глубина три с половиной метра. В нагромождении веток есть небольшой проход. Заглядываю туда и вижу сазана килограммов на шесть, который спокойно стоит хвостом ко мне. Выстрел-и первый трофей есть. Я немного вожу его на гарпуне перед видеокамерой, чтобы получить дополнительные кадры, и пересаживаю на кукан. Следующая коряга, и вижу, как на дне, уткнувшись мордами в ветки, стоят два сазана. Я решаю не гоняться за двумя «зайцами» сразу, и некоторое время просто поснимав сазанов на видео, жму на спуск. Есть еще один сазан. Перехожу к следующей коряге. Ныряю и, почти лежа на дне, начинаю медленно приближаться к нижней части скопившейся на дне кучи веток. Прямо на меня выходят два сазана. Они совершенно одинаковы и весят минимум килограмма по четыре каждый. Я провожаю их движения своим ружьем с видеокамерой.
Стрелять в них мне почему-то совершенно не хочется. Пускай еще подрастут, а я пока просто поснимаю их на видео. Следующий нырок, и я вижу неподвижно стоящего в коряге небольшого сазанчика килограмма натри. Я осторожно приближаюсь к нему и трогаю его кончиком гарпуна. Подросток неторопливо снимается с места и уходит. Стрелять в таких мне не интересно, а вот поснимать на видео самое то. Я продолжаю нырять, периодически натыкаясь на некрупных сазанчиков. Я по-прежнему не стреляю в ожидании трофея и лишь фиксирую рыбу на видео. Постепенно смещаясь вдоль протоки , подхожу к небольшой крыше из листьев и веток. Подныриваю и оглядываюсь. Под крышей, вопреки ожиданиям, нет коряги, так что сазана искать бесперспективно. Сома также не видно. А вот щучка килограмма на полтора имеется. Стоит крышей, немного наклонившись вниз. Выстрелы в щуку я за эту поездку еще не снимал. Так что извини, дорогая. Ничего личного, просто надо снимать кино, шоу-бизнес, сама понимаешь. Выстрел, и щука, немного попозировав перед видеокамерой, так же успокаивается на моем кукане.
Я продолжаю плыть вдоль берега протоки в поисках потенциально сомовьих мест. И вот, вижу соверешенно шикарное место, где непременно должен быть сом. Это старая, растущая на самом краю берега ветла, ветви которой свисают до самой воды, и один толстый отросток ствола, видимо, сломавшийся под грузом прожитых лет и ветра, торчит комлем из воды. Как следует продышавшись, ныряю в темноту и начинаю поиск рыбы. По краю коряги ничего нет. Захожу глубже. Также рыбы не видно. Увидев под корягой небольшой проход, решаю пронырнуть ней. Здесь темно и очень интересно.
Лучи света, пробиваясь сквозь дыры в крыше, образуют светящиеся столбы в темной воде, и в этих столбах ходят стайки мальков. Я прохожу еще дальше и, подняв голову, замечаю движение над собой. Вполне зачетных размеров сом, очевидно, почувствовав мое движение, начинает постепенно уходить от меня, огибая основной ствол против часовой стрелки. Я вытягиваю ружье с камерой перед собой и, оттолкнувшись ластами, выхожу на расстояние выстрела и жму на спуск. Судя по поднявшемуся шуму и треску веток, попал. Даже не пытаюсь поднять сома с этого же нырка, так как совершенно очевидно, что он успел выбрать образовавшуюся в момент выстрела слабину гарпун-линя и ушел глубоко в корягу. Всплыв, я приматываю ружье с камерой к самой толстой ветке и, зажав фрикцион катушки, опять ныряю, чтобы попытаться поднять свой трофей.
Поднять сома мне не удается ни с этого, ни с нескольких следующих нырков. Гарпун-линь уходит куда-то в самые недра коряги, и мне никак не удается туда пробраться. Нырка с шестого я наконец-то нахожу своего сома. Для этого мне приходится проползти под всей корягой и выйти с другой стороны. Там мне удается взять беглеца и посадить его на кукан. Затем еще один нырок, чтобы расстегнуть карабин, которым гарпун и небольшой кусок линя крепятся к основному линю, хранящемуся на катушке, и возвращаюсь на другую сторону коряги к своему ружью и видеокамере, имея на кукане сома весом больше десяти килограммов и держа гарпун с куском пиня в руках. Теперь мне остается только ^ытянуть на себя несколько метров размотанного сомом линя, что без гарпуна совсем не трудно, и, смотав его на катушку, опять пристегнуть гарпун к линю с помощью карабина. Я настолько измотан юрьбой с сомом, что, увидев неподалеку нашу лодку, сразу же залезаю в нее, чтобы хоть немного передохнуть. Воспользовавшись случаем, Ринат предлагает мне перейти в другое место, чтобы получить более полное представление об охотничьих угодьях базы «Роема».
Я в принципе согласен, только сначала надо бы найти Георгия. Его мы находим через пять минут поиска. Георгий застыл на месте возле небольшого куста, торчащего из воды возле самого берега. Судя по тому, что ружье сейчас болтается у него сзади, в данный моменту него в руках фотоаппарат. Действительно, когда через некоторое время он поднимает голову, я вижу у него в руках ярко-желтый корпус амфибийной фотокамеры. Увидев нас, Георгий сообщает, что он сделал несколько снимков щуки, и, спросив, куда это мы направляемся, просит у нас еще пять минут времени, чтобы проверить «вооон ту коряжку». Мы благодушно выделяем ему необходимое время. Нырок, и вот Георгий взмахами руки подзывает нас к себе. Оказывается, он увидел в коряге сазана и решил запечатлеть свой выстрел на видео и для этого ему нужно мое ружье с видеокамерой.
Получив требуемое, он опять ныряет и через некоторое время подает мне ружье обратно вместе с сазаном на гарпуне. После того как все собираются на борту лодки и Георгий освобождает свой кукан от имеющихся на нем щук, сазана и сома, мы трогаемся в направлении другого места. Искомое «другое место» оказывается совсем рядом с нашей базой, всего лишь километрами двумя выше по течению. По обеим сторонам большой протоки имеются земляные берега, в изобилии поросшие склонившимися к самой воде деревьями, которые, по всей видимости, должны давать укрытие интересной рыбе. Распределив, кто по какому берегу пойдет, мы опять падаем в воду.
На центральной протоке видимость похуже, не больше двух метров, но дно изобилует интересными коряжками, а порою попадаются и затонувшие бревна, к которым течением подбиты кучи веток и утонувших кусков камыша. Я ныряю и, плавно дрейфуя над дном по течению, осматриваю окрестности. Заметив кучу сучьев и тонких стволов деревьев, проплываю над ней и вижу, как среди сучьев подо мной быстро мелькает спина небольшого сазана. Поскольку мое ружье направлено вниз, я успеваю выстрелить. Он в принципе не такой уж и большой, не более трех с половиной килограммов весом, но уж очень необычно видеть сазана который быстро движется, а не стоит, засунув морду в щели между двумя сучьями и думая, что его никто не видит. Сняв сазана с гарпуна и пересадив его на кукан, продолжаю поиск.
А вот это уже интереснее. На глубине метров трех к лежащим остаткам небольшого деревца привалился вполне приличных размеров сазан. На вскидку в нем больше шести килограммов, но меня привлекает не это. Меня заинтересовала странная рана, которую где-то ухитрился получить этот сазан. У него не хватало большого куска спинного плавника. Такое ощущение, что кто-то очень крупный и обладающий очень сильными челюстями просто откусил кусок плавника, причем вместе с передним лучом, который, как многим из нас известно, представляет собой очень крепкий и острый шип, который у сазана такого размера нелегко перерезать даже большим разделочным ножом.
Подтянув сазана к себе за гарпун-линь я убедился в том, что плавник был действительно откушен. Интересно, кто это мог так поступить с крупным сазаном? Даже очень крупная щука или судак на это не способны. Не то у них строение челюстей и не такие зубы. На сома тоже непохоже. Тот скорее проглотил бы сазана целиком, но навряд ли смог бы откусить ему кусок плавника своими щеткообразными зубами. Может быть, такую рану нанес такой экзотический хищник, как каспийская нерпа? Ведь, по словам Рината, сейчас тюлени довольно-таки часто заходят из Каспия в дельту, преследуя косяки воблы. Хотя, может быть, тюлени совершенно ни причем, а плавник сазану просто срубило винтом моторки. Размышляя таким образом, я продолжаю нырять, автоматически оглядывая окрестности.
Во время очередного нырка садится аккумулятор у моей, камеры и мне поневоле приходится прервать съемку и начать просто охотиться. Настроение немного падает, но я продолжаю осматривать свой берег. И вдруг на всплытии краем глаза заметил какое-то даже не движение, а тень движения справа от себя, под самым берегом на глубине сантиметров в двадцать пять. Подплыв поближе , увидел два ствола лежащих один на другом. Между стволами была метровая щель сантиметров в десять шириной. И вот через эту щель увидел чуть колышущийся бок сома. Как он туда залез, я даже примерно не мог себе представить. Учитывая, что бок тянулся на всю длину щели, сом явно был не маленький.
Поскольку выцелить сома в голову мне не удалось бы при всем моем желании, я решил стрелять в хвост, так как на хвосте у сома очень крепкая кожа, и я неоднократно вытаскивал весьма крупных сомов после попадания в хвост. Тщательно прицелившись нажал на спуск. Легкий щелчок арбалета, и сразу же взрыв мути и глухие удары о стволы деревьев. Попадание есть. Причем, судя по тому, на каком расстоянии от меня из-под поваленных деревьев вырываются клубы мути я попал в весьма крупного сома, в котором уж никак не меньше полутора метров длины. Спустя несколько секунд удары резко прекращаются, и тяну гарпун к себе. Гарпун не идет.
Я подтягиваюсь ближе и вижу, что гарпун почти по края флажков вошел в бревно, которое я не заметил, так как оно было скрыто сомовьим боком. А вот сома-то как раз и нет. Ушел. Видимо, воткнувшийся в деревяшку гарпун дал сому достаточную точку опоры, чтобы он смог, рванувшись, порвать себя и уйти. Очень обидно, что так произошло. Сом действительно был очень неплохой. Самый большой из тех, что я видел за эту поездку, а я так бездарно использовал свой шанс. Расстроенный, плыву дальше. Еще один нырок, и я вижу, как на коряжке, прижавшись друг к другу, лежат сазан и небольшой, но вполне зачетный сомик. Положение для выстрела просто идеальное. Я стреляю с расстояния сантиметров в тридцать и каким-то невообразимым образом промахиваюсь. Вконец отчаявшись, решаю, что на сегодня достаточно, и плыву к лодке.
По дороге мне встречается небольшая щука. Пока я раздумываю, стрелять в нее или нет, появляется еще одна щука побольше. Я стреляю и начинаю подтягивать еще трепещущуюся рыбу к себе. И буквально сразу же мимо меня проходит сазан, потом еще один, потом килограммовый судак. Я, лихорадочно продернув щуку дальше по линю, заряжаю арбалет и, замерев, сплавляюсь по течению в ту строну куда ушла рыба,оглядываясь при этом по сторонам. Вот появляются еще два килограммовых судака, но я не стреляю, ожидая чего-то большего. Мое терпение вознаграждается появлением судака килограмма в полтора весом.
Результативный выстрел, и я любуюсь щукой и судаком, висящими на гарпун-лине моего арбалета. Подпорченное промахами настроение начинает исправляться, но тут же опять портится, так как мимо меня на расстоянии меньше метра медленно проходит в полводы очень крупный судак. Я опять заряжаю арбалет и замираю в ожидании, но рыбы больше нет, и я, дрейфуя вдоль берега, доплываю до лодки, больше не сделав ни единого выстрела. Около лодки встречаю Георгия, который перед тем, как лезть на борт, передает Ринату свой кукан с несколькими зачетными сомами килограммов по шесть – семь весом. Уже в лодке Георгий, сокрушаясь, рассказывает нам историю о встретившемся ему затопленном дереве, все ветви которого были буквально увешаны сомами самых различных размеров. Попытка взять самого большого сома, по словам Георгия, килограммов в двадцать пять весом, так же как и у меня, закончилась сходом.
Пока мы идем до базы, свежий воздух, перекатывающиеся под ногами трофеи и перспектива близкого ужина поднимают нам настроение, и на базу приходим уже без тени уныния. После ужина мы вместе с Ренатом посвящаем некоторое время ремонту слегка подклиневшего пневмата Георгия и обмену контактами и визитками с Ренатом и нашими соседями – рыбаками. Завтра нам предстоит уезжать с базы «Роема», чтобы перебраться в другую часть дельты и проверить на предмет пригодности к подводной охоте две относительно близкорасположенные базы «Жемчужина» и «Тинтур».
Вечером следующего дня мы прибываем на базу «Жемчужина». Сразу хочу заметить, что базы «Жемчужина» и «Тинтур» практически одинаковы. На самом деле большинство астраханских баз среднего ценового диапазона очень близки по бытовым условиям и прочему сервису. Основное отличие между базами заключается в марках используемых лодочных моторов и расположении рыболовно-охотничьих угодий. Что касается «Жемчужины» и «Тинтура» то егеря этих баз использовали одни и те же угодья. Таким образом, отличались эти две базы тем,что на «Жемчужине» использовались лодочные моторы Johnson, а на «тинтуровских» лодках стояли моторы Yamaha.
Также нами было отмечено отличие в способах лепки пельменей из осетрины, которыми нас потчевали и там и там. Но это все бытовые мелочи, которые никому не интересны. Охота в районе этих баз была оценена нами как вполне достойная. Может быть, условия были чуть похуже, чем на росменских угодьях, но, по всей видимости, это было связано с тем, что уже в день нашего переезда погода стала портиться и ухудшалась с каждым дополнительным часом нашего пребывания в дельте. Солнце закрыли облака, а и без того безостановочно дувший «верховый» ветер усилился. В дополнение ко всему иногда начинал накрапывать дождик.
Основная охота шла либо в протоках, отходящих в сторону от основного банка, в которых егеря показали нам несколько совершенно великолепных ям с глубинами от семи до двенадцати метров и сильно закоряженным дном. Особенно хорошо выглядела семиметровая яма, прямо по середине которой из дна торчало несколько ветвистых деревьев. По словам егерей, эта яма к середине октября становится просто кладовой, из которой уже который год посетители данных баз исправно добывают крупных сомов. Сомы нами, увы, обнаружены не были а вот сазанов мы там нашли. Правда, не так много, как хотелось. Мы брали в среднем по два сазана на каждой из ям, но я гарантирую, что если бы погода была хоть немного получше (прежде всего, речь идет о направлении преимущественного ветра), то рыбы там было больше во много раз. На самом деле наши результаты могли бы быть значительно выше, если бы мы не забыли взять с собой подводные фонари.
Все-таки при видимости, едва дотягивающей до полутора-двух метров на глубинах превышающих шесть метров, уже темновато. А ниже десяти уже просто темно. Так что, возможно, много серьезных трофеев остались просто незамеченными. Помимо ям очень перспективно выглядела и раскатная зона с островками из камыша и кувшинок, где нами также было добыто несколько сазанов. Алгоритм поиска сазана в кувшинках на небольшой глубине значительно отличался от поиска сазана в корягах на приличных глубинах. Если «коряжный» или «донный» сазан стоял на месте и обнаруживался только путем активного поиска, то сазана, проживающего на раскатах и в кувшинках, удавалось добывать следующим образом.
Нужно было как можно медленнее и осторожнее плыть вдоль условной границы открытой воды и травы, периодически залезая в траву и не забывая тщательнейшим образом исследовать дно под собой. Участки мути на дне вполне однозначно подсказывают, что здесь буквально недавно кормился сазан, и, если хватит терпения, то нужно как можно медленнее начать двигаться по кругу вокруг этого участка, постепенно расширяя круги. Если двигаться достаточно осторожно и быть предельно внимательным, то через некоторое время практически наверняка удастся увидеть сазана и попробовать успеть сделать выстрел. Или же, что бывает значительно чаще, успеваешь увидеть резко поднявшиеся облака мути, которые однозначно сигнализируют о том, что сазан все-таки и ушел из этого места, резко взмахнув своим мощным хвостом.
Сазаны на раскатах намного более подвижны, осторожны и поэтому значительно более интересны с точки зрения спортивной охоты, чем сазаны, статично стоящие в корягах или на ямах. По крайней мере, для меня. Да и, наверное, для многих из моих друзей тоже. Ведь мы охотимся не ради пропитания, а ради азарта и интереса. А что может быть азартнее и интереснее, чем охота на сильную, умную, осторожную рыбу?
Обследовав окрестности баз «Жемчужина» и «Тинтур» и признав их пригодными для подводной охоты, мы выдвигаемся в другую часть дельты на базу «Водный Мир». Это последний участник нашего проекта. База «Водный Мир» несколько отличается от баз, на которых мы побывали ранее. Эта база выглядит несколько роскошнее, что ли. Она состоит из двух двухэтажных дебаркадеров и приличных размеров корабля, пришвартованных к берегу небольшого острова. Островок также выглядит весьма благоустроенным. На нем выстроены красивые беседки, а небольшую протоку пересекает резной мостик, на самом берегу имеется искусственный песочный пляж с белыми пластиковыми шезлонгами для желающих позагорать.
Все выглядит очень симпатично и стильно. Жалко только, что постоянно идущий мелкий противный дождик не дает нам воспользоваться шезлонгами по прямому назначению и делает довольно-таки туманными наши перспективы на удачную охоту. Тем не менее мы сюда приехали охотиться и мы будем охотиться несмотря на проблемы с погодой. На следующий день мы в сопровождении опытного егеря по имени Олег, который также, как и мы, совсем не прочь погонять сазанов с ружьем, выдвигаемся на исследование угодий базы «Водный Мир».
В этот раз вместо ставших уже привычными небольших лодок «бударок» с пятнадцатисильными моторами мы идем на совершенно шикарном белом каютном катере Quicksilver с мотором в 220 сил. Мы очень быстро и совершенно комфортно добираемся до места, которое Олег рекомендует нам как единственное, где в такую погоду и, дующем уже несколько дней «верховом» ветре может быть рыба. Место, куда мы прибываем, называется «Барская коса» и представляет собой раскатную зону с большим количеством островков – «колков», состоящих из зарослей камыша, чака, лотоса и кувшинок. Мы падаем в воду и расплываемся в разные стороны. За прошедшую ночь из-за дождя видимость ухудшилась еще сильнее.
Теперь она равна полутора метрам. Конечно, не так интересно, как в первые дни нашего пребывания в дельте, когда видимость доходила до четырех метров, но все равно лучше, чем в большинстве подмосковных рек, в которых нам приходится плавать большую часть года. Я начинаю свою охоту с обследования небольшой протоки, протекающей между двумя камышовыми островками. Единственное что мне удается увидеть, так это то, как от меня стремительно удирают несколько небольших щучек, которые заметили меня раньше, чем я их. Помучавшись таким образом где-то полчаса, я решаю попытаться полежать на дне и подождать рыбу там. Поскольку глубина едва превышает один метр, мне для того чтобы удержаться на дне приходится придерживаться за корни камыша.
В первые секунды после нырка я вообще не вижу рыбы, секунд через двадцать начинают появляться первые небольшие стайки окуньков, еще через двадцать секунд появляется и красноперка. Спустя полторы минуты моего пребывания под водой я уже весь буквально окружен сотнями маленьких окуней и красноперок, но ничего достойного выстрела так и не появляется. Примерно таким же образом заканчиваются еще несколько нырков с залежками. Ничего не добившись, я решаю поискать рыбу в открытой воде, рядом с небольшими колками. Выбравшись из протоки , подплываю к ближайшему островку площадью метров двадцать и заглядываю под него. Первое что попадается мне на глаза, это очень большая дохлая щука, которая, разинув пасть смотрит на меня из темноты.
Я от неожиданности вздрагиваю и, очевидно, этим движением пугаю небольшого сазана, который прятался под самой крышей и был для меня совершенно невидим. Выстрелить я конечно же не успеваю, но хотя бы теперь мне известно, что здесь есть рыба. Я продолжаю исследовать небольшие островки, и в результате путем серьезных усилий мне удается застрелить одного крупного линя и щуку. Ни одного сазана мне взять не удается, хотя я несколько раз успевал их заметить. Столь плачевные результаты, как мне кажется связаны с тем, что у меня слишком длинное ружье. Сегодня, ожидая худшей видимости, я взял с собой пневмат OMER Tempest 70. Вместе с торчащим гарпуном и наконечником его длина составляет почти восемьдесят сантиметров. А для охоты в зарослях травы это слишком много. Также не очень хорошо, что из за того, что мое ружье несколько перекачено, так как я использую его в основном для охоты на совсем уж крупную рыбу в условиях плохой видимости, у него слишком тугой спуск.
Одним словом, я сегодня оказался неготовым к изменившимся условиям охоты. Тем не менее продолжаю поиск. Рыбу вижу практически на каждом нырке, но это или не очень интересные для меня экземпляры, или я не успеваю развернуть свое ружье и выстрелить, как рыба уходит. Будь у меня в руках менее длинное ружье с легким спуском, все было бы по-другому. Обнаруживать рыбу мне удается следующим образом, увидев небольшой островок, я ныряю к нему и движусь вдоль его края, пока не обнаружу проход, позволяющий мне, не создавая слишком много шума, протиснуться внутрь.
Очутившись под островом, быстро оглядываюсь и практически всегда успеваю заметить силуэты крупных линей или небольших сазанов которые через секунду срываются с места и исчезают. Несмотря на то что под травяным навесом темно, на просвет силуэты рыб видны хорошо. Где-то через полчаса мне удается добыть еще одного линя килограмма в полтора весом. В принципе охота прошла не зря, так как такой большой линь – это мой личный рекорд. Я, конечно, понимаю что многие из наших читателей добывали и значительно более серьезные экземпляры линя, но от этого моя радость ничуть не меньше.
Пересадив рыбу на кукан, я решаю идти к катеру, так как из-за усилившегося дождя начинает снижаться и так не очень хорошая видимость. Тем более что вижу, как Георгий уже вылез на борт и явно идти в воду больше не собирается. По дороге к катеру мне поддается несколько колхозных секретов.
Я останавливаюсь, чтобы исследовать их содержимое. Плетеные конструкции полны большим количеством щуки, линя, небольших судачков и почему-то сомов. Я удивленно качаю головой, подивившись на столь разнообразный улов, и продолжаю свой путь к катеру. По дороге замечаю странной формы округлый гладкий предмет, торчащий из невысокой травы,ковром покрывающей дно. Я слегка трогаю его наконечником гарпуна, и вдруг предмет, который я принимал за присыпанный илом камешек, приходит в движение и срывается с места. Оказывается, это был небольшой сом, который лежал, зарывшись в траву, слегка высунув голову наружу. Я пытаюсь догнать уходящую рыбу и вижу, как сом со всего размаху бьется обо что-то и, резко повернув в сторону, оказывается внутри колхозной ловушки – «вентиря». Я какое-то время сквозь сетку рассматриваю сома, которого так бездарно упустил, и плыву к катеру. Наше охотничье сафари в дельте закончено, и теперь нам предстоит лететь в Москву, чтобы проанализировать свои впечатления от поездки и перенести их на страницы нашего журнала.
Предварительный анализ ситуации таков. Нижняя дельта в сентябре для охоты более чем пригодна. Ехать можно на любую из тех баз, которые нам удалось посетить за время поездки. Дату поездки желательно все- таки подобрать,исходя из погодных условий.Яркое солнце добавит освещенности под водой, а пониженное давление в районе Волгограда практически наверняка приведет к тому, что задует «моряна», нагоняя в Каспий и воду и рыбу. Текущую информацию о погоде теперь можно найти в Интернете на большом количестве погодных и новостных web-серверов. С собой желательно иметь два ружья (одно подлиннее для охоты на открытой воде и по краям коряг, а другое- совсем короткое, для охоты в траве), подводный фонарик для обследования глубоких ям и нож для обездвиживания крупной рыбы (а таковая будет обязательно, вы уж мне поверьте) и в качестве необходимого средства безопасности, так как обрывки сетей нам встречались.
Ну и, наверное, стоит упомянуть о необходимости иметь с собой всяческие противокомариные средства типа аутана и фумитокса. Хоть в нижней дельте и отсутствует такой бич баз, находящихся выше, как мошка, но комары в дельте есть и будут всегда. Так что к этому надо быть готовым. Также я рекомендовал бы людям, собирающимся осенью на подводную охоту в дельту, обязательно взять с собой ветрозащитные куртки или костюмы. Дело в том, что зачастую приходится совершать длительные переходы на лодке от одного места охоты к другому, а находиться в лодке в мокром гидрокостюме, обдуваемом ветром, занятие малоприятное, так как в этом случае резко увеличивается испарение влаги с поверхности влажного после охоты гидрокостюма, и это приводит к усилению теплопотерь. Если же поверх все еще влажного костюма накинуть легкую куртку, а еще лучше, если это будет костюм с брюками, то испарение прекратится и вам будет намного теплее.
Что в общем-то и полезнее для здоровья, и придает больший комфорт, что также немаловажно для комплекса удовольствий которые приносит нам подводная охота. А охота в дельте принесет удовольствие любому самому взыскательному ныряльщику. Слишком она интересна, добычлива и разнообразна и по имеющимся видам рыбы, и по способам охоты и рельефам. Так что если вам надоело бороздить до последней травинки знакомую речку рядом с вашей дачей в поисках голавлей и язей, не выбитых еще электроудочками, и вы хотите действительно сильных впечатлений, то заходите в Интернет на любой сайт, предоставляющий информацию о погоде, и, выбрав дату с наилучшими условиями по погоде, покупайте себе билет на самолет или поезд или садитесь в машину и вперед! В дельту! Удачи вам друзья!

Другие рыболовные статьи по теме:
  • Ловля сазана на рассвете
    Поскольку самый выраженный пик клева сазана приходится на раннее утро, настоящая ловля сазана начинается с рассветом. Как правило, в это время ветер стихает, и природа дарит рыболову 10-20 удивительных и незабываемых минут неописуемой красоты и ...
  • Прикормка для ловли сазана
    Сазана никогда не ловят без прикормки. Прикормки бывают разные, я использую прикормку «Фишка карп». Для нормальной рыбалки Вам понадобится 3-4 килограмма прикормки на сазана. Когда Вы высыпали прикормку в емкость для замешивания, нужно набрать ...
  • Ловля сазана, способы ловли сазана
    Если сазан закапризничал и перестал ловится, то можно попробовать выманить его прикормкой. Сазан – рыба мощная и стремительная, поэтому к оснастке особое требование. Все должно быть очень надежным. Мощный крючок 8-9-го номера крепится через ...
  • Снасть для дальнего заброса
    Снастью с глугой оснасткой удобно ловить сазана, если глубина в месте лова намного меньше длины удилища. Если глубина больше, или перспективное место расположено далеко от берега, используется снасть для дальнего заброса. Такой снастью можно ...
  • Ловля сазана ночью
    Заканчивается день, солнце закатывается за горизонт, наступают сумерки. Но это не помеха для настоящего рыболова. В сумерки можно оснастить поплавки удочек светлячками и продолжать ловить сазана ничуть не хуже чем днем. В это время, если место ...
  • Применение снасти с бегущей оснасткой
    Применение бегущей оснастки существенно обогащает ловлю сазана. Кроме увеличения дальности заброса, использование катушки позволяет применять более тонкие лески, расширяет возможности рыболова при вываживании рыбы. Кольца равномерно распределяют ...
  • Правильная подсечка и вываживание сазана
    Если все сделано правильно и в водоеме есть сазан, поклевка не заставит себя ждать. При этом при использовании нескольких удочек, сразу после подсечки, их лучше вынуть из воды, чтобы не мешали вываживанию. Главная задача рыболова после подсечки – ...
  • Рыбалка на судака
    Судак – очень быстрая, проворная, сильная и необыкновенно прожорливая рыба. По хищности судак превосходит окуня и даже ровняется к щуке. Иногда, гоняясь за добычей, судак может заплывать в места, глубиной в 5 см. Судак, подобно окуню, питается ...
  • Рыбалка и лещ
    Рыбалка и лещ - термины тесно взаимоповязаны и неразделимы. Лещ живет, по рыбьим меркам, довольно долго, около 20 лет. Лещ длиной 40-45 см и весом в 2,5 кг далеко не редкость. Крупный взрослый лещ с годами приобретает красивый бронзовый оттенок. ...
  • Снасти для ловли сазана
    Не смотря на то, что существует очень много снастей для ловли сазана, все-таки в основном его ловят обычной маховой удочкой. Удилища для ловли сазана должны быть прочными, среднего строя, длинной не короче 4 метров. Для ловли рыбы сазан вполне ...


Буду рад если Вы поделитесь статьей с друзьями:




Если есть что добавить, пишите в комментариях
Ваше имя: *
Ваша почта:

Комментарий: *

 :D
 ?)
 :cool:  :ups:
 :)  :(  :bad:
 :like:  :angel:  :love:

Введите символы: *
captcha
Обновить